…впрочем, говорят также, что А Бао А Ку живет не на лестнице Башни, но на ее крыше, и, по мере приближения человека, оно обретает душу и плоть. Чем выше поднимается паломник, тем отчетливее становятся контуры А Бао А Ку; когда же он пересекает невидимую грань, отделяющую нижнюю половину лестницы от верхней, А Бао А Ку раскрывает крылья. Но стоит лишь человеку повернуть назад, как с крыши Башни Победы падает перо, и по перу на каждый его следующий шаг; и вот, лишенное перьев и потерявшее внутренний свет, А Бао А Ку снова замирает в ожидании. И еще говорят, что А Бао А Ку способно слышать движение небесных светил, а крылья его могут укрыть человека от дождя.

За многие века А Бао А Ку оторвалось от Башни лишь однажды.

Эту легенду рассказал мне путешественник, сам бывавший в Читоре, и у меня нет причин ему не верить.
…можно, я все-таки расскажу тебе сказку?

Сейчас, когда ты балансируешь на тонкой грани между явью и сном; сейчас, когда ты еще помнишь тепло рук, в которых ты засыпала; сейчас, когда тебя можно погладить по волосам. Сейчас, когда сказка согреет тебя, и станет твоей спутницей на долгом пути до утра — через ночь.

Я не знаю, о чем будет эта сказка. Лишь бы она была теплой — ведь именно такой должна быть сказка для зимы.

Может быть, она будет про птицу, которую согрели в ладонях? Птицу, подобранную на подоконнике, отогретую за пазухой, и весной отпущенную на волю? Птицу, которая раз за разом возвращалась, чтобы снова сесть на маленькую ладошку, и быть укрытой другой?

Или нет, может быть, она будет про кошку? Про кошку, которая ходила от дома к дому, пока у очередной двери она не увидела неожиданное блюдечко с еще не успевшим замерзнуть молоком, и щель у косяка, в которую можно было протиснуться? Про пушистый ковер внутри, и неизбежные саночки, но все же — кошачьи сны на подушечке с кисточками, сны о снеге, который так похож на молоко? Кошку, которая однажды догадалась пойти — в разные стороны?

Но нет.

Она будет про ангела.

Про ангела, который укутает тебя своими крыльями, когда тебе будет холодно; ангела, который подаст тебе руку; ангела, который будет смотреть на тебя с крыш домов, мимо которых ты проходишь по дороге домой. Про ангела, который однажды коснется тебя рукой; и ты почувствуешь неясный шорох, будто миллиарды маленьких коготков скребутся в твои лопатки — изнутри; и короткий миг головокружения, и запоздалое понимание; и небо, отныне и навсегда, окажется — под тобой. И твои собственные крылья, серебристые с синим отливом, уронят на прощанье перо — на память остающимся на земле.

И ты будешь смотреть с крыш домов, как он идет домой.

Но это будет уже совсем другая сказка.

Спи.

Я возьму тебя за руку, чтобы отвести к утру по тропинкам ночи.

Спи.

Я буду рядом.
…она смотрит, чуть склонив голову, чуть искоса, чуть ехидно, чуть смешливо и бесконечно ласково. Она сидит в кровати, обхватив руками колени и уютно положив на них голову. На ней его фланелевая рубашка, заношенная до потери цвета, но оттого только еще более пушистая и теплая.

Ей уютно.

Она любит его вещи, ей нравится чувствовать, как они хранят его тепло, ей нравится ловить остатки его запаха; иногда ей кажется, что это он прикасается к ней. Когда ей одиноко, она находит какой-нибудь его свитер и засыпает с ним в обнимку. Ей снятся его руки.

Иногда она просто ходит в его рубашке и джинсах; тогда он смеется, и гоняет ее, будто одноклассницу, по улицам и дорожкам. Они оба знают, что она становится похожа на маленького сорванца, разбивающего сердца девочек.

Она знает, что он любит ее — такой; ласковой — во фланели, хулиганской — в джинсах, желанной — в выходной белой шелковой рубашке под галстук.

Он просто любит ее.

…она любит носить его вещи.

Феникс раскрывает крыло, бьет клювом, любуется левым крылом, любуется правым крылом и припадает к земле, взмахнув правым крылом.

Он просыпается в холодном поту. Он видит этот сон который месяц. Каждую ночь - одно и то же. С разными вариантами - одно и то же.

Феникс поднимается в небо, припадает к земле, закрываясь крылом от солнца и возвращается и к небу.

- Держи равновесие!

Феникс открывает правое крыло, открывает левое крыло, закрывает крылья и бьет клювом.

- Доворачивайся! Черт тебя побери, доворачивайся! Ноги не волочи!

Феникс гонит ветер на восемь сторон света и падает, закрышись крыльями.

Вспышки жесткого белого света на краю зрения, белые колонны, уходящие в небо, и еле видимые в полумраке черные фигуры с деревянными движениями.

Феникс открывает крыло, взывает к земле, обращается к небожителям, поднимается вверх и бьет клювом.

- На перехвате не захлестывайся кистью! И не тормози на провороте!

Феникс закрывает крыло, совершает обход, бьет клювом на восемь сторон света и падает, распластав крылья.

В тот день крылья отказали ему.

Profile

srogovtsev

November 2016

S M T W T F S
  1 2345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 04:37 am
Powered by Dreamwidth Studios